Автор Тема: ВЫЗОВ ВРЕМЕНИ: РЕБЕНОК В ЦИФРОВОМ МИРЕ...  (Прочитано 1006 раз)

0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.

Онлайн Галина

  • Модератор
  • Сообщений: 1 917
  • Karma: +0/-0
«МАМА, МЫ - НИЩИЕ?»
« Ответ #20 : 12 Июль 2018, 17:08:30 »


«МАМА, МЫ - НИЩИЕ?»

(из соц. сетей https://vk.com/narodnoe_prikladnoe_iskusstvo)

Это началось с первого класса. Сын пришел со школы и попросил купить ему сенсорный телефон. На вопрос «зачем»? ответил: «У всех есть в классе сенсорные телефоны и Интернет, и только у меня кнопочный». На вопросы зачем тебе Интернет, зачем такой функциональный телефон, пожал плечами. Сошлись во мнении, что кнопочных телефонов для звонков и смс нашей семье вполне достаточно.

- Мама, мы с тобой нищие? - спросил сын во втором классе.
- Почему?
- Так ребята сказали, что мы – нищие, потому что у меня нет сенсорного телефона. Купи мне сенсор.
Этот разговор был уже не таким простым, как в первом классе, потому что сопровождался слезами, требованиями купить во чтобы то ни стало сенсорный телефон. Когда успокоился, начали спрашивать, кто такие нищие. Начали разбираться, нищие ли мы. Есть своё жилье? Есть каждый день еда? Есть одежда? Есть ресурсы для поездок-путешествий? Есть ресурсы для покупок того или другого? Вместе разбирались, спрашивали – отвечал. Сам отвечал. Разобрались, что мы, оказывается, не нищие. Потому что трудимся, и имеем материальное обеспечение, вполне приемлемое для этой жизни на этой земле - есть жилье, еда, одежда, отпуска с поездками. Снова обсудили, что такое сенсорный телефон, какой несет вред, что происходит с мозгом от игр, внедренных в сенсоры, от Интернета. Всё прямым текстом, как есть на самом деле. Еще раз обсудили, как сенсорные телефоны с Интернетом помогают стать дебилом в прямом смысле, чего лишают сенсорные телефоны, какие имеют незаметные глазу и уху алгоритмы привыкания и...
Пока разбирались, вспомнилась наша учительница русского языка и литературы. Мы ее совсем не понимали тогда, сплетничали за ее спиной. Но именно она подарила нам возможность войти в мир образов, приносила литературные журналы с произведениями, которые еще недавно были запрещены и совсем не входили в школьные программы. И мы читали запоем, по очереди передавая друг другу замусоленные журналы. Когда был разбор очередных сочинений пригибали головы к партам: по классу летело с ее уст: «Нищие Духом»!Эти её «нищие духом» были совсем непонятны, и мы спрашивали друг у друга, о чём она. Но слова эти были как кнут, и хотелось учить еще больше русский язык и читать произведения, чтобы не быть нищим духом в глазах Елены Максимовны. Только спустя годы пришло понимание, а кто это такой «нищий духом».

Попутно пустились в школьные воспоминания вслух и разобрали с сыном про «нищих Духом». Вроде все расставилось в голове ребенка по местам.

Но есть же родственники. В третьем классе они собрались подарить сыну на день рожденья дорогущий сенсорный телефон. На вопрос зачем? – ответы были просто разнообразными – от "быть на постоянной связи" и до "отсутствие сенсорного телефона порождает в ребенке комплекс неполноценности, ущемляет его в присутствии одноклассников, ставит на ступень ниже".
Ну да. С головами родственников приходится труднее. Отвечаешь, покупайте, но коробку откроет и начнет пользоваться лет в 16. Подарили тогда конструктор.

В начале четвертого класса сын спросил:
- Оксане родители за каждую пятерку платят по 100 рублей! Она уже накопила много денег, и думает, на что их потратить. Если я стану круглым отличником, вы будете мне платить, как Оксане.
- Нет.
- Почему?
- Потому что "платим" тебе любовью и заботой - у тебя есть все возможности учиться на "отлично", хорошая школа, много времени, немного дополнительных секций и только те, куда ты хочешь ходить сам.
- Но ей же платят...

Спрашиваем, зачем тебе копить деньги? Признаётся, что очень хочет иметь свой компьютер...
И снова разговоры о деньгах, об их влиянии, об учёбе и ее роли в жизни человека. Как надо успеть учиться, пока есть все возможности.

Перед летом отдаём сыну компьютер с производства, с хорошим функционалом. Младшую школу закончил с двумя четверками - русский язык и английский язык. Сын не может поверить своим глазам. "Надо же я мечтал о маленьком ноутбуке, а теперь у меня такой мощный компьютер". Уточняем, компьютер отдается для подготовки докладов, и для "вечерних сеансов". Контроль поглощения информации с глобальной сети не отменяется.

И вот уже пятый класс. Всё с тем же стареньким кнопочным телефоном. (Для короткой связи. Никакие серьезные вопросы по телефону не обсуждаются. Облучение уха и головы минимизировано до вопросов: где, что, когда).
В школе открытые уроки по дополнительным секциям, которые год назад выбрали сами ученики. Приглашают родителей.
Первый урок проводит библиотекарь, разбирают сказку. Дети начинают читать по абзацам. И на затылке начинают шевелиться волосы, буквально. Двое из пяти детей в этой дополнительной секции читают по слогам, запинаясь, двое читают более-менее сносно, но все четверо не понимают образность, не отвечают на вопросы, и только сын читает легко, быстро, с выражением, быстро понимает суть вопросов. Гордость? Нет. Дети удручают настолько, что гасят радость за сына.
Дети, читающие по слогам и с запинками, в 12 лет... Вспоминается первый класс, когда несказанно удивила учительница, отметив, что сын единственный из класса, кто понимает, что читает. Просто впали "коматоз", как это? Разве можно читать и не понимать, что читаешь. Учительница кивает, половина класса не умеет читать совсем, а половина читает, но не понимает содержание прочитанного.
Сын научился читать в 5 лет, ото всех понемногу. В детский сад не ходил.
К концу первого класса мы с ним договорились, что родители трудятся, чтобы обеспечить ему условия для учебы. А его учеба - это тот же труд, только мы получаем за свой труд материальное вознаграждение, а он - в виде оценок. Поэтому его задача - учиться хорошо, чтобы увеличивалось количество мозговых клеток, улучшалось понимание. Всё по-взрослому с первого класса. В пятом классе начал учиться на отлично. Его учебы касаемся только при подписании дневника один раз в месяц и когда выскакивают две плавающие четверки по четвертям. Не проверяем уроки, не помогаем делать уроки. Помощь только в подготовке докладов и курсовых в младших классах на интересные всей семье темы. За двойки не ругаем, за пятерки - не хвалим. Как потрудился - то и получил. Всё на доверии. Хвалимся? Нет, анализируем событийность "теория/практика" и размышляем вслух.

Второй урок проводит учитель русского языка. Задания все в соревновательной форме. Уже весь класс занят, поделен на две команды. Надо быстро сказать устойчивый фразеологизм по определенной тематике, или продолжить загадку.
Сын – опять первый в каждом задании. Отвечает просто на лету. Немного отстает, но тоже довольно хорошо понимает и отвечает ещё один мальчик в классе. И ВСЁ.
Невольно погружаешься в очередные грустные размышления как система дебилизирует Расу.
Идём домой. Спрашиваешь у сына:
- Как думаешь, почему ты быстрее всех отвечал на открытых уроках?
- Потому что я читаю книги? – спрашивает сын.
- Да. И потому что у тебя нет сенсорного телефона.
В пятом классе одноклассники начали выполнять домашние задания с помощью телефонов. На переменах входят в Интернет, и смотрят правильные ответы. Это тоже выговорил сын в начале учебного года, что они быстрее его делают уроки. Но просьбы купить ему сенсорный телефон больше не звучит.
В доме нет телевизора. Есть компьютеры, и Интернет, с помощью которого по вечерам, когда есть ресурс, сын смотрит старые советские фильмы и мультфильмы. Планшет, подаренный родственниками, пока из дома выселен к дарителям. За нарушение лимита в виде двух часов, отведенных на игры. Вернули до лучших времен, когда появится иммунитет к системным алгоритмам. Они наступят лет в 16.

- Вот подрастет, и будет играть так, и смотреть телевизор так, что не оторвешь. Зря ограничиваете доступ, что, думаете, сможете от всего ребенка "спрятать", - это так возмущаются родственники, пытаются ругаться, демонстративно садят к телевизору у себя в гостях.

Разумеется, будет. Потому что никто не отменял, что «запретный плод – сладок». В пять лет подобрал тлеющий окурок, засунул в рот. В шесть лет застукивали, как "курил" карандашом. Завели в магазин, показали на витрины, и сказали: "Какие нравятся сигареты, покажи, купим, будешь курить по человечески. Если хочешь - кури, не надо прятаться". И как бабка пошептала. Конечно, дорвется до телевизора и компьютерных игр, а может, и до сигарет-пива-водки. Каждый должен пройти своё. Но когда дорвется мозг будет уже в другом состоянии. Возраст уже будет другой. Начнет сам понимать многое. И вот это, что говорилось в первом-втором классе, тоже дойдет. Веришь в это, потому что сын уже сам начинает понимать. Различать.
Читает каждый день книги, бумажные книги. То, что читаем сами, всё лежит в открытом доступе, читает наперегонки со взрослыми. В первом классе учительницу шокировало, что сын все перемены читает. Бегает в школьную библиотеку за книгами. Не носится по коридорам, не толкается, не дерется, а сидит и читает. Какими только эпитетами не награждали его за это, потом всё это отвалилось, как короста, и все привыкли, что сын не совсем такой, как все. Забылось, что мы – «нищие», или уже просто сын перестал носить домой такое, потому что перестал это воспринимать. Зато началось другое от одноклассников, дай списать математику, дай то, дай это.
Перед весенними каникулами класс повезли на экскурсию в городскую библиотеку. Вечером сын изрекает:
- Сегодня Дима мне позавидовал.
- ?!
И начинает рассказывать, как проходила экскурсия, как путалась в экспонатах ведущая, и как пришла вторая, которая тоже постоянно что-то путала, но в конце экскурсии стало интересно. С детьми начали играть. Опять загадки, опять поговорки, шарады и…. надо ли говорить, что сын снова отвечал правильно, а на большинство вопросов ребята молчали.
Экскурсовод удивилась:
- Это что за мальчик такой, который всё знает?
Дима повернулся к сыну и с искаженным лицом закричал:
- Да потому что он с деревни!

Смеялись долго. До слез. Сын, сначала сидел нахохлившийся, видно, задели димкины слова. На Душу взял. Позже выяснилось, что когда никто не мог ответить, что не утаишь в мешке, и сын ответил, Димка снова закричал: «Да ты сам, как шило - на всё есть ответ». Вот откуда нахохленность. Хорошо, что сразу понял, всё это от зависти. При этом ещё взял зашиворот Димку и легонько встряхнул. Сюда не лезем. Решил встряхнуть, значит, так надо было на тот момент. Мы бы так не делали. Всё надо решать словом. А для этого надо просвещать своё невежество, чтобы владеть этим самым словом, которое может решить любую ситуацию.
Обсудили всё до «мелочей». Встряхнул, потому что Димка, оказывается, ещё и толкнул вместе со словом «шило». Поразмышляли, почему Димка сказал про деревню, ведь живем в городе. Чем и как хотел задеть. И прочее-прочее. Досконально. На самом деле мелочей в таких вопросах нет. И в целом никогда вопросы детей – не воспринимаются как мелочь. На каждый вопрос должен быть обстоятельный ответ. Ответ – как целый мир, который он открывает для себя, через родителя. И в этом есть одна из самых главных задач - помогать ребенку видеть, как всё есть на самом деле.
А делать это на самом деле легко. На примерах и сравнениях, на опыте, который проходит сам ребенок вместе с родителями. Главное, всё делать вместе с детьми. Вместе читать, вместе ходить в походы, вместе смотреть мультфильм. Главное, не думать, что ребенок ещё мал, с самого первого дня рождения.
- Надо спрашивать, почему ты в библиотеке хорошо отвечал?
- Потому что у меня нет сенсорного телефона и я читаю книги? – смеется в ответ сын.
Киваешь. Теория + практика. Самые лучшие друзья. Во втором классе, когда он плача, требовал купить сенсорный телефон, он не мог понять того, что переживает сейчас, в пятом. Сам переживает и сам видит. Это очень важно, чтобы ребенок переживал сам, то, о чем ему говорится. Не со слов взрослых, а сам. А для этого необходимо ему создавать трудности, условия, в которых, он может «пощупать» себя, «попробовать» на вкус. А какой я на самом деле? Ребенок, «вкусивший» себя в малом возрасте, будет легче двигаться в социальной жизни. Будет чище восприятие и глубже понимание.
Да, система, «рулит». «Рулит» через одноклассников, которые приносят из своих семей весь «мир», в котором они обитают. Через учителей. Через пассажиров трамвая. Через улицу и торговые центры. Через соседей. Но есть семья. Есть дом, в котором жизнь течет совсем по-другому. Есть традиции, по которым двигается семья, и о которых во внешнем мире нельзя рассказывать всем подряд, а только тем, кто желает слушать и готов к этой информации. И это всё – различение семейного мира и социального мира = «фундамент» для совсем другой жизни в этой же самой системе. И система в этом служит очень хорошим помощником.



Онлайн Галина

  • Модератор
  • Сообщений: 1 917
  • Karma: +0/-0

ПОКОЛЕНИЕ, ПОДКЛЮЧЕННОЕ К СЕТИ (THE WIRED GENERATION)

Газета Times – одна из самых старых и уважаемых в Англии. По воскресеньям выходит Sunday Times, "толстая" газета с несколькими приложениями, одним из которых является журнал Sunday Times Magazine. В прошлое воскресенье он был почти целиком посвящен проблемам детства в эпоху интернета. Представляем вашему вниманию обзор публикации Джеймса МакКонначи (James McConnachie)

-------------------------------------------------------

У современных родителей открылся новый фронт войны, в интернете и сетях. Сейчас каждый родитель наверняка задается вопросом – что можно разрешать детям делать в интернете? В каком возрасте можно разрешать детям доступ в сеть?

В Великобритании, 21% детей в возрасте 3-4 лет уже имеют собственный планшет. 83% детей в возрасте 12-15 лет имеют смартфон.

Баронесса Кидрон известна своей кампанией по защите прав детей в Палате лордов Великобритании. Она подготовила доклад «Электронное детство», который будет скоро представлен в Палату лордов в целях внесения поправок к Биллю о защите личных данных с тем, чтобы интернет-компании признали права несовершеннолетних детей. По мнению Кидрон, «интернет – неподходящее место для детей». Он захлестывает их, как волна.

Кстати, сами создатели многих интернет-гигантов из Силиконовой долины сейчас отправляют своих детей в школы, работающие по системе Волдорф (Waldorf school), аналогично Steiner school в Европе – без экранов и интернета. В своем новом докладе Баронесса Кидрон не рассматривает традиционные угрозы детям из интернета, такие как порнография и педофилия. Об этом уже говорилось в предыдущих докладах. Речь идет о том, что интернет создавался для взрослых пользователей, и продукция интернет-компаний рассчитана на взрослых потребителей. Сама технология разработана так, чтобы ею пользовались взрослые, а не дети.

Для подготовки доклада, Кидрон собрала команду из детских психологов, представителей правосудия, специалистов по зависимости. Возглавила исследование доктор Ангерад Радкин, психолог и специалист по детскому развитию, и сама мама троих детей. Доктор Радкин составила таблицу, где указываются известные уже риски и влияние технологий на развитие ребенка на определенном возрастном этапе.

Для детей младшего возраста, проблема в основном состоит в том, что они не могут сами остановиться, когда им что-то нравится. По аналогии, ребенок оказывается не просто закрытым в магазине конфет; он становится во главу конвейера сладостей. Часть академиков по-прежнему утверждает, что прямой зависимости между экранным временем и вредом для ребенка нет. Однако близорукость среди детей в Англии более чем удвоилась по сравнению с данными 1960-х годов. И если дети 3-4 лет проводят свыше восьми часов перед экраном, остаются открытыми вопросы:
Сколько всего они могли бы выучить за эти часы без экрана?
Сколько живого общения они лишились, а соответственно навыков устной речи?
Насколько неразвитой осталась мелкая моторика?
Какой эмоциональный опыт не был пережит?

По словам Радкин, технологии дают много возможностей, например, пообщаться с далеко живущими родственниками по Скайпу. Но пока дети сидят перед экраном, «они не разговаривают и не двигаются».

Доктор Ричард Грэхем, психиатр в Nightingale Hospital, специализирующийся по технологическим зависимостям, напоминает, что у маленьких детей одно из самых любимых слов всегда «еще». Если взрослые не могут оторваться от компьютерной игры, то какой шанс остановить игру будет у детей? Так, 10-летний Питер объяснил баронессе Кидрон, что его любимая игра не предусматривает пауз и перерывов. Если его позвали обедать, и он остановит игру, он потеряет всех заработанных животных. «А чтобы получить черного дракона, надо играть часа три…». Также опасна для детей функция автоматического просмотра. Пока ребенок смотрит на планшете один эпизод любимого детского сериала, в конце начинается отсчет, сколько минут осталось до следующего эпизода. Детский палец немедленно тянется к клавише, и начинается следующий эпизод. «Технологии разработаны совсем не в интересах детей», – делает вывод Кидрон.

По данным доклада, в наиболее уязвимую категорию попадают дети 10-12 лет. Именно в этом возрасте они переходят в среднюю школу, покидая начальную. Если среди 8-11 летних детей Англии смартфон есть у 39% детей (хотя еще четыре года назад был только у 18%!), то к 12-15 годам обладателями смартфонов становятся 83% детей.
             Именно 10-12 летние дети массово подписываются на различные социальные сети и чаты. И хотя многие из компаний указывают минимальный возраст в 13 лет (включая обожаемый этой возрастной группой Snapchat), ни одна из интернет компаний не предпринимает особых усилий отслеживать выполнение этого правила. Да и большинство родителей не в курсе, что есть правила о минимальном возрасте для участия в социальных сетях. Многие подписываются на свое имя для использования сетей ребенком. Но именно в этом возрасте детей тянет на риск.
                Социальные сети подогревают подобные настроения. Кроме того, почти все электронные развлечения, и особенно социальные сети, запрограммированы на то, чтобы немедленно после завершения одного цикла, вновь начать все сначала. Именно эта цикличность – действие продолжается всегда, днем и ночью, твои последователи в сети тебя поддерживают, это постоянное возбуждение, приводит к тому, что у нас растет поколение детей, страдающих от недостатка сна. Детям 9-13 лет трудно оторваться от экрана. Девочка Роуз, которая подписалась в 11 лет на Snapchat, описала исследователям, как она проводила все выходные дни, сидя в пижаме и глядя на экран с меняющимися картинками. По ее словам, она чувствовала себя очень одинокой, ни с кем из друзей не встречалась, не ходила на праздники, но оторваться от Snapchat не могла. Сейчас ей 12 лет, и она ушла из этой сети.

По словам заведующего лабораторией технологической этики при Оксфордском институте интернета Джеймса Уилльямс, получив возможность все время быть в сети, получать информацию, нам необходимо применять более строгий самоконтроль, устанавливать собственные границы использования технологий. Но когда подростки отличались высоким самоконтролем? Профессор философии и этики в информатике Оксфордского университета Лусиано Флориди пишет, что, безусловно, «среди детей будут такие, которые правильно воспользуются предоставляемыми интернетом возможностями и значительно выиграют», однако «будут и другие. Те, что станут жертвами моды, будут следовать за друзьями и трендами, не в силах оторваться и сделать собственный выбор».

Между тем, среди подростков, и особенно девочек, после 2010-х годов отмечается все больше нарушений психики, депрессии, расстройств приема пищи, суицидных настроений. Доктор Мэри Айкен пишет, что для расстроенной девочки, переживающей из-за своего веса, достаточно ударить по клавишам, как она найдет группу, где голодание считается нормой, где ее неправильные действия получат поддержку и одобрение, тем самым усугубляя ее ситуацию.

Эксперты по-прежнему спорят, является ли интернет фактором усугубления психологических проблем. Но родителям становится все труднее понять, что же им делать. Разве что то, что рекомендовалось всегда – прислушиваться к своим детям. Влияние технологий будет различным на разный возраст, на каждого индивидуального ребенка. Уверенные в себе, технологически грамотные дети будут процветать, используя сети. Одинокий, неуверенный ребенок может стать еще более депрессивным и уязвимым.
              Дети не являются миниатюрными взрослыми, но интернет компании и разработчики новых технологий обращаются с ними именно так. Новые технологические компании проповедуют свободу и открытый доступ, пишет баронесса Кидрон, но «они не предоставляют выбора подрастающему поколению. Они привязывают их к своим телефонам, продают им свои данные, делают из маленьких детей игроков… мы хотим, чтобы информационная сфера была пригодна для детского использования».



Онлайн Галина

  • Модератор
  • Сообщений: 1 917
  • Karma: +0/-0

КИСЛОВОДСК. Вальдорфский детский сад "Колосок"

https://vk.com/kolosokok

РЕБЕНОК И ТЕЛЕВИЗОР


Из книги Райнера Пацлафа "Застывший взгляд"

Рассматривая цветную репродукцию, скажем, какой-нибудь картины, мы тоже можем заметить, что она составлена из тысяч крошечных растровых точек. Но когда наш взгляд падает на них, они неизменно сохраняют свои свойства — цвет, освещенность и четкость. А теперь попробуем представить себе такую странную печать, которая выцветает до неузнаваемости, как только ее касается взгляд зрителя: его глаза могут напрягаться сколько угодно — стоит им приступить к фиксации какого-нибудь места, как точки растра на нем уже почти обратились в ничто. Оптическое впечатление от такой картины всегда было бы сильно размытым.
Но как раз в этой ситуации и оказываются глаза телезрителя: куда бы они ни направлялись, целая картина от них всегда ускользает. Тут мы имеем дело со странным явлением — постоянно светящиеся точки растра, которых взгляд тщетно ищет на экране, появляются на сетчатке, но при этом собственная активность глаз в значительной степени отключена.
Сюда добавляется и полное замирание аккомодационных движений, т. е. вращений глазного яблока, с помощью которых угол оптических осей глаз постоянно изменяется, приспосабливаясь к смене расстояний до объектов, как происходит, к примеру, в театре, когда нужно четко видеть находящихся на разных расстояниях от зрителя актеров и кулисы. При телепросмотре же расстояние до экрана остается неизменным, и потому глаза, приспособившись к нему один раз, уже не делают аккомодационных движений, пока взгляд направлен на экран.
Что же происходит, когда сканирующие усилия нигде не находят опоры, а растровая картинка и без них возникает на сетчатке? Столь оживленная в других случаях деятельность глаз становится ненужной и почти целиком сменяется пассивностью. Взгляд цепенеет, превращаясь во всем знакомый «телевзгляд». Народная мудрость неспроста назвала прибор, вынуждающий принимать столь противоестественную установку, «ящиком для идиотов» (Соответствующее немецкое слово вызывает представление о пустом, бессмысленном взгляде.). Но было бы ошибкой думать, будто «оцепеневший взгляд» — недостаток телезрителя: такой взгляд с первого же мгновения навязывается ему самой природой телекадра, и никто не в состоянии избежать этого принуждения.
Разумеется, сознание телепотребителя сопротивляется такой информации: ведь на своем опыте он не замечает никаких изменений и как раньше, так и теперь чувствует себя полностью свободным и активным. Увы, все проводившиеся до сих пор исследования доказывают обратное.
В 1979 г. американская группа экспериментаторов исследовала число саккад при телепросмотре, констатировав заметное снижение активности глаз: в ходе 15-минутного просмотра (показывали какое-то голливудское шоу) у всех испытуемых за промежуток в 20 секунд имели место лишь от 5 до 7 саккад13. Если сравнить это число с 2—5 саккадами в секунду при свободном разглядывании природной среды (что для 20 секунд дало бы частоту в 40—100 саккад), то снижение составит в среднем 90%.
Другое свидетельство существенного снижения активности глаз при телепросмотре — диаметр зрачков, который толкуется исследователями как показатель степени активности мозга («кортикальной активации», стимуляции деятельности коры головного мозга) и соответственно как индикатор бодрствующего сознания. В 1980 г. при показе одного и того же фильма с одними и теми же размером и яркостью изображения было обнаружено «заметное сокращение диаметра зрачков» в том случае, когда фильм демонстрировался не на кино-, а на телеэкране.
Впрочем, телевидение уже и внешними факторами вызывает снижение естественной деятельности органов чувств вдвое: во-первых, оно приводит к полной остановке аккомодацию глаз, поскольку выбранное зрителем расстояние от экрана во время просмотра, как правило, не меняется. Во-вторых, оно надолго ограничивает поле зрения крошечным участком. Ведь при нормальном осмотре окружающего пространства человеческие глаза по горизонтали охватывают угол в 200 градусов и могут свободно двигаться в этих пределах. А если с обычного расстояния смотреть на телеэкран средних размеров (12 х 16 дюймов), то поле зрения оказывается суженным до 6—7 градусов, т. е. сокращается на 97%15. Даже при чтении книги глаз получает в пять раз большее поле зрения. А в пределах 6—7 градусов глаза, как мы видели, не имеют возможности совершать свободные движения.
Но если активность глаз сводится на нет, то их оцепенение передается и всему телу, и даже самые непоседливые детишки часами сидят перед телевизором неподвижно. Врачи называют такое двигательным застоем — но это сильно преуменьшающая опасность формулировка, заставляющая задуматься, в чем тут дело — просто ли в бездумности или в сознательном введении в заблуждение. Ведь проблема заключается не в пассивности мускулов, а в пассивности воли, управляющей мускулами. То, что при этом происходит, — не более и не менее, как атака на волевую способность человека, обусловливающую его самостоятельность, собственную активность. Тут имеет место снижение, деградация активности, застой воли, а тем самым и деградация личности...
http://www.bdn-steiner.ru/modules/Books/files/Paclaf_Zastyvshy_vzgliad.doc[/size]


СЕРГЕЙ ИВАШКИН

МУЛЬТФИЛЬМЫ ДЕТЯМ. МОЖНО? КОГДА? КАКИЕ?

https://youtu.be/pojnq1rVUe4


Цитировать
"Как мультфильм, даже очень хороший, советский и прекрасный, влияет на ребенка? На что обратить внимание родителям? Как сам родитель может понять, как мультики воздействуют на ребенка?... Как объяснить родственникам или людям другого поколения?..."
Вопрос ОТ родителя детского сада.

ВИКТОР ПЕЛЕВИН
«Generation П» - роман Виктора Пелевина о поколении россиян, которое взрослело и формировалось во времена политических и экономических реформ 1990-х годов. Когда главной мечтой молодежи было, чтобы свободный и поэтому запрещённый мир с той стороны океана вошел в их жизнь. Через 10 лет мечта сбылась. Ее визитной карточкой стал рекламный клип, в котором обезьяна пила пепси-колу и уезжала на шикарном джипе в обнимку с девицами в бикини....